PDF Печать E-mail

Подземелья Пскова

Старожилы Пскова помнят, как в начале шестиде­сятых годов на Советской улице прокладывали кана­лизационный коллектор. Мощный экскаватор без особых усилий достигал проектной отметки. Но при выходе с Советской улицы на нынешнюю площадь Победы экскаватор задержался. На его пути оказа­лась кладка из крупных, раза в четыре крупнее со­временных, кирпичей.

Когда сняли верхние кирпичи, то увидели, что они прикрывали темный коридор — подземный пере­ход, который шел под расположенными здесь Вели­кими воротами — когда-то главным въездом в город. Это был один из так называемых «слухов».

Вначале о том, что такое «Слухи», историки долго спорили. Но разгадать смысл этого слова помогло указание древней «Повести о прихождении литовского короля Стефана Батория на град Псков». В ней сказано, что когда после неудачного приступа 8 сентября 1581 года оккупанты начали вести под стены города подкопы, то псковичи «противу тех подкопов скоро слухи копать устремишася». Сведения об этих «слухах» хранились псковичами в великой тайне. В архивах Ватикана сохранился план псковских укреплений, со­ставленный по сведениям лазутчиков. Им пользовался Баторий, организуя осаду. В этом плане никаких подземных укреплений или переходов не значится.

Зато до нас дошло немало легенд о подземных псковских ходах. Говорили, например, что они идут под реку Великую, по одной легенде — к древнему Ивановскому монастырю, ровеснику Ледового побоища, по другой — доходят до Печор. Легенды эти особенно распространялись среди легковерных богомольцев монахами этих монастырей, чтобы поднять их престиж.

А правду о расположении этих «слухов» мы узнали сравнительно недавно из «сметных книг» и «росписных списков» бывших воевод. Они указывают расположение «слухов» в следующих местах. Между Загряжским захабом (захабом назывался каменный рукав, который устраивался у въездных ворот в крепость, чтобы предохранить их от прямых попаданий ядер тогдашней артиллерии) и Быковской башней «с лица», то есть, с наружной, напольной стороны , «на пятьдесят на дву саженях» старый «слух» с загородной стороны «засыпался в давних годах».

Между Варлаамскими и Быковскими воротами под стеной — три «слуха». Между Михайловскими и Петровскими воротами (ныне площадь Жертв революции и улица Карла Маркса — у угла Летнего сада) находятся три палат­ки (помещение в стене для хранения оружия и припасов), а в них 13 боев да два «слуха». Далее, между Петровской башней и Трупеховскими воротами (ны­не Октябрьский проспект у Летнего сада) имеется три палатки, а в них 13 боев да два «слуха». Между Трупеховскими и Сокольскими воротами (вход в Бо­танический сад у бывшего реального училища — четыре «слуха», в трех «слухах» по окну, В захабе у Великих ворот — один «слух» (очевидно, он-то и был вскрыт экскаватором). Между Сокольскими и Великими воротами. — четы­ре палатки и в них три «слуха». И у Покровских ворот «слух».

Как видно из этого перечня, подземные ходы шли почти под всей стеной Окольного, города, в некоторых имелись даже окна. Как утверждают, был подземный ход и у «псковитина, посадского человека Сергея Ивановича Поганки-на». Вход в него находился в одном из помещений обширного купеческого подвала и проходил к воротам Ботанического сада, причем имел два выхода: один за городскую стену, где ныне возвышается Петровский бастион, другой — в Златоустовский Медведев монастырь (теперь на этом месте дом № 2 по Комсомольскому переулку), фамильную усыпальницу Поганкиных.

Многие пытались исследовать псковские «слухи». В XIX веке жил в Пскове К. Г. Евлентьев, один из крупнейших знатоков истории города. Он пытался обследовать подземные ходы у только что заложенного тогда реального училища. Входил он туда в высоких охотничьих сапогах, так как в подземелье стояла вода с тускло светившимся фонарем. Из-за отсутствия освещения Евлентьев разбил себе голову о выступивший из свода камень и долгое время ходил с черным пластырем на лбу.

Другой открытый Евлентьевым ход вывел к железной двери. Оказалось, что псковский купец Калашников устроил в древнем подземелье винный погреб.

До революции археологическим обществом был расчищен вход в подземный коридор у Покровской башни, в книге Окулича-Казарина «Спутник по древнему Пскову», изданной в 1913 году, можно увидеть даже фотографию этого хода. В довоенное время его осматривал служивший тогда в Пскове будущий Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский. Он считал, что помещение это могло бы служить бомбоубежищем.


Н. САМОЙЛОВ, краевед.